Патриотизм, верность воинскому долгу, честь солдата

Патриотизм — источник духовных сил воина

Особое место среди духовных качеств российских воинов занимают любовь к Родине, высочайший патриотизм. Дух патриотизма, как беззаветной любви к Родине, своему Отечеству, ле­жит в основе и венчает всякую современную военную систему. “Выше всего, — отмечал видный военный педа­гог М.И. Драгомиров, — стоит готовность страдать и умирать, т.е. самоотвержение … оно дает силу претерпеть до конца, принести Родине жертву высшей любви”.

А что такое патриотизм, Родина, Отечество? Какой смысл вкладываем мы в эти понятия? А любовь к Роди­не? Когда и как она зарождается в сердце человека и осознается им? Как становится той силой, которая вдох­новляет и поднимает его на подвиг?

Любовь к Родине у каждого человека возникает, на­верно, в свое время. Одно несомненно. С первым глотком материнского молока начинает пробуждаться и любовь к Отечеству. Вначале это происходит неосознанно: подобно тому, как растение тянется к солнцу, ребенок тянется к отцу и матери. Подрастая, он начинает испытывать привя­занность к друзьям, к родной улице, селу, городу. И только взрослея, набираясь опыта и знаний, он постепен­но осознает величайшую истину — свою принадлежность к матери-Отчизне, ответственность за нее. Так рождается гражданин-патриот.

Под патриотизмом понимается преданность своему Отечеству, любовь к Родине, стремление служить ее ин­тересам, защищать от врагов. Патриотизм — это чувство безмерной любви к своему народу, гордости за него, это волнение, переживание за его успехи и горечи, за победы и поражения.

Родина — это территория, географическое простран­ство, где человек родился, социальная и духовная среда, в которой он вырос, живет и воспитывается. Условно раз­личают большую и малую Родину. Под большой Родиной подразумевают страну, где человек вырос, живет и кото­рая стала для него родной и близкой. Малая Родина — это место рождения и становления человека как лично­сти. А. Твардовский писал: “Эта малая Родина со своим особым обликом, со своей, пусть скромной и непритяза­тельной красотой предстает человеку в детстве, в пору памятных на всю жизнь впечатлений ребяческой души, и с нею, с этой отдельной и милой Родиной, он приходит с годами к той большой Родине, что обнимает все малые и — в великом целом своем — для всех одна”.

Отечество — понятие родственное Родине, в кото­рое, однако, вкладывается более глубокое содержание и прежде всего нравственное, духовное.

Следует отметить, что человек может прожить жизнь и “не найти своей родины”, не стать ее патриотом, то есть человеком, влюбленным в свое Отечество.

Любовь к Отечеству, Родине сравнима лишь с любо­вью к своим родителям — отцу и матери. Потеря Родины означает потерю человеком личного достоинства и сча­стья. Прекрасно об этом сказал поэт С. Викулов:

И ты, великодушная на диво,

Казни меня забвеньем, коль солгу…

И без меня ты можешь быть счастливой, —

Я без тебя, Россия, не могу.

Патриот любит свое Отечество не за то, что оно дает ему какие-то блага и привилегии перед другими народа­ми, а потому, что это его Родина. .Человек или является патриотом своего Отечества, и тогда он соединен с ним» как дерево корнями с землей, или он лишь пыль, носимая всеми ветрами.

В разные годы немало наших соотечественников в поисках лучшей жизни уехало за границу. Но многие из них так и не приобрели новую Родину, тоскуют по Рос­сии. Даже долгая жизнь на чужбине не делает ее Роди­ной, несмотря на привыкание к чужому быту и природе.

Ни территория, ни расовое происхождение, ни при­вычный быт, ни язык, ни формальное подданство другого государства сами по себе не составляют Родину. Родина этим не исчерпывается и к этому не сводится. Родина предполагает в человеке живое начало духовности, нечто священное, прекрасное и любимое. “Родина, — писал выдающийся русский философ И.А. Ильин, — есть нечто от духа и для духа”.

Подлинный патриотизм несовместим с национализ­мом и шовинизмом. Любить свою Родину — совсем не значит отвергать все иностранное и хвалить только свое отечественное. Любовь к Отечеству совместима с любо­вью ко всему лучшему, что создано мировой цивилизацией.

Следует подчеркнуть, что любовь к Родине может проявляться по-разному. Так, патриотизм у научного ра­ботника будет иной, чем у крестьянина, рабочего, военно­го или художника. Имея единую Родину, все они 6удут любить ее, но каждый по-своему.

У военнослужащего патриотизм, в его высшей пробе, проявляется в верности воинскому долгу, в беззаветной службе Родине. Для военных людей эти понятия нераз­рывно связаны и по сути дела являются синонимами.

Верность воинскому долгу

Патриотизм всегда находит свое выражение в чувстве долга перед Родиной. В зависимости от конкретных условий жизни людей, характера их деятельности долг принимает различные формы.

Обязанности по отношению к Отечеству выражает патриотический, гражданский долг; к вооруженной защите страны — воинский, к товарищам — товарищеский долг. В каком бы виде долг не выступал, он всегда связан с общественными интересами, с нравственными ценностями и поступками. Высокое чувство долга помогает каждому из нас устоять от соблазнов, от неверного шага, сохра­нить совесть и достоинство. “У нас у всех, — отмечал видный русский писатель И.С. Тургенев, — есть один якорь, с которого, если сам не захочешь, никогда не со­рвешься: чувство долга”.

Выполнение долга показывает истинное лицо челове­ка, раскрывает нравственные качества личности. Недаром в народе говорят: “Попробуй исполнить свой долг, и ты узнаешь, что в тебе есть”.

Если любовь к Родине — это проявление патриотиз­ма, то защита Отечества — это долг и обязанность пат­риота. Человек, лишенный чувства любви к Родине, не способен осознать свой долг перед ней. Нельзя верить тому, кто клянется в любви к Родине и одновременно избегает исполнения своего долга по ее вооруженной за­щите. А таких, к сожалению, в последнее время среди призывников стало немало.

История свидетельствует, что в тех обществах, где граждане начинали с презрением относиться к воинскому долгу, неминуемо происходил их распад и крах. “Горе тем странам, — отмечал известный военный теоретик Г. Жомини, — в которых роскошь откупщика и кошелек биржевого дельца будут предпочитаться мундиру храбро­го воина, посвятившего обороне Родины свою жизнь, свое здоровье, или свое имущество”.

Наш отечественный опыт говорит о другом отноше­нии к воинскому долгу. Например, в годы Великой Отече ственной воины многие юноши и даже девушки, еще не достигшие призывного возраста, осаждали двери военко­матов, стремясь стать защитниками Родины. Наверное, каждый из них мог повторить проникновенные строки уральского поэта Михаила Найдича:

Я только раз

использовал все связи —

Чтобы попасть

на фронт в шестнадцать лет.

В мирной повседневной жизни ратный долг требует от каждого воина глубокого понимания личной ответст­венности за защиту Родины, мастерского владения вве­ренной техникой и оружием, совершенствования своих морально-боевых и психологических качеств, высокой организованности и дисциплины.

Быть верным воинскому долгу — значит всеми свои­ми делами и поступками повышать боевую готовность, крепить боевую мощь страны, а если потребуется, — встать на ее защиту. Российским воинам есть с кого брать пример.

В летопись Отечества золотыми буквами вписаны не­меркнущие подвиги российского и советского воинства, которыми гордится вся страна. Наш солдат всегда знал, за что он сражался. И поэтому чувство патриотизма, дол­га было присуще и дружинникам Святослава, и воинам Петра I, и суворовским чудо-богатырям, и храбрым сол­датам Великой Отечественной войны.

Обусловлено это было прежде всего тем, что русские войска не знали военного наемничества, к которому дли­тельное время прибегали многие государства Европы. В армиях, создаваемых из деклассированных элементов и иноземных наемников, и речи не могло быть о патрио­тизме, о воинском долге, так как для этих людей не су­ществовало самого понятия Родины. Их моральный дух был настолько низок, что они могли в любое время, а особенно в момент опасности для жизни, оставить поле боя. Было немало случаев и массового перехода наемни­ков на сторону противника, выигравшего сражение.

И в наши дни не перевелись наемники. Они имеются, в частности, в армиях некоторых стран Ближнего Востока и Центральной Азии. Испытывали свое счастье “солдаты удачи” также в некоторых новых государствах бывшей Югославии и Чеченской Республике. Какую родину могли защищать, например, в Чечне наемники из Прибалтики, Украины, стран Центральной Азии и Ближнего Востока? Они имели одну цель — деньги, а некоторых из них, кроме того; влекла идея религиозного фанатизма.

Исторический опыт России свидетельствует, что ее воины, сохраняя преемственность, из поколения в поко­ление не только хранили, но и накапливали боевые тра­диции, приумножали славу отцов.

По мере накопления опыта в защите Отечества воен­ный героизм обрел силу прочной нравственной традиции, превратился в норму поведения для российского воинст­ва. Основой военного героизма, его источником являются патриотизм, любовь к России, верность воинскому долгу.

Во все времена подвиги русских воинов почитались, прославлялись и возвеличивались народом. Воины, со­вершившие боевые подвиги, назывались героями. Хотя высшего знака отличия в старину не было, но существо­вала целая система военных орденов и медалей, которы­ми награждались солдаты, младшие командиры, офицеры и генералы.

Утверждение 16 апреля 1934 г. высшей степени отли­чия в нашей стране — звания Героя Советского Союза было логичным развитием славных героических традиций русской армии и флота.

В марте 1992 г. было установлено звание Героя Рос­сийской Федерации и утвержден знак отличия — медаль “Золотая Звезда”.

Всего звание Героя Советского Союза получили 12 773 человека на 1 января 1996 г., более 60 человек звания Героя Российской Федерации.

В послевоенные годы в мирной будничной жизни и в ходе боевых действий в ряде стран наши воины своими ратными делами и героическими подвигами множество раз убедительно доказывали свою верность воинскому долгу, присяге, преданность Родине. Только в 80-е годы за самоотверженное выполнение воинского долга на аф­ганской земле 86 человек удостоены звания Героя Совет­ского Союза и более 200 тыс. человек награждены орде­нами и медалями, из них 110 тыс. солдат и сержантов.

Вот как действовали в бою два наших российских героя.

Душманы настойчиво атаковали господствующую вы­соту, стремясь сбросить оттуда десантников. Гвардии ря­довой А. Мельников и гвардии младший сержант В. Александров вели уничтожающий огонь из пулеметов на флангах. В короткие минуты затишья десантники дали клятву: высоту не сдавать, сражаться до последнего па­трона. При очередной ожесточенной атаке противника В. Александров вызвал огонь на себя, а раненый А. Мельников, после того как заклинило пулемет успел бросить в гущу наступавших гранату, но и сам погиб. Павшие герои не умирают, они живут в благодарной памяти потомков, служат для них нравственным эталоном.

Чувство патриотизма и сегодня остается высшей нравственной ценностью и наиболее убедительным смыс­лом службы в армии реформируемого Российского госу­дарства. Отрадно, что любовь к Родине у воинов-патриотов не ограничивается словесными заверениями, а включает созидательное начало, выражается в конкрет­ных благородных делах и героических поступках.

Свою любовь к Родине, верность воинскому долгу российские воины каждодневно доказывают в поле, на стрельбищах и танкодромах, в классах и за пультами боевых машин, в ходе караульной и внутренней службы, а при необходимости и в боевой обстановке, как это про­исходило в Чеченской Республике.

Вот лишь два примера.

В бою на одной из городских улиц была подбита БМП-3, где наводчиком-оператором был сержант Михаил Аппаков. Десант тут же покинул боевую машину и ока­зался под прицельным огнем противника. Но в тот же момент ожили пушка и пулемет Аппакова. Шквал смерто­носного металла обрушился на боевиков. Михаил вызвал огонь на себя, тем самым спас своих боевых товарищей, сумевших выйти невредимыми из-под обстрела. Когда же подошло подкрепление и дудаевцы бежали, тело мужест­венного сержанта извлекли из подбитой машины. Он дрался до последнего снаряда, до последнего патрона — боекомплект был весь израсходован.

Во время штурма объекта погиб командир взвода. Командование подразделением взял на себя сержант Ев­гений Саркисов и продолжил выполнение боевой задачи. Евгений получил ранение, но оставался в строю и руководил боем. И лишь после того, как разрывом гранаты Е. Саркисову оторвало руку, его вынесли с поля боя. И подобных примеров можно привести много. Ими наполне­ны дни опасной, но очень необходимой для сохранения целостности Родины военной службы на территории Чечни.

Еще в русской армии установилась добрая традиция бережно сохранять память о ее героях. О них писались книги, слагались стихи и песни. А начиная с 1840 г. вои­ны, совершавшие наиболее яркие подвиги» стали навечно заноситься в списки частей и подразделений. Первым в этом списке стоит рядовой Тенгиского полка Архип Оси­пов, подорвавший пороховой погреб и себя в Михайлов­ском укреплении во время войны на Кавказе. За этот подвиг приказом военного министра А. Осипов был на­вечно зачислен в списки 1-й гренадерской роты полка. При упоминании этого имени в строю первый за ним ря­довой отвечал: “Погиб во славу русского оружия в Ми­хайловском укреплении”.

Эта традиция была возрождена в годы Великой Оте­чественной войны 1941—1945 гг. После прозвучавшего на всю страну в феврале 1943 г. подвига Александра Матросова, его имя было навечно зачислено в списки части. И вновь над строем зазвучали слова: “Пал смертью храбрых за свободу и независимость нашей Родины”. Эта пре­красная традиция продолжается и в Российских Воору­женных Силах.

В пламени Вечного огня, величественных мемориалах и скромных обелисках, в произведениях литературы и искусства, в сердцах современников и наших потомков навсегда сохранится память о бессмертных подвигах тех, кто первым поднимался в атаку, кто прикрывал собой от убийственного огня командира, кто стоял насмерть на поле боя, кто не сломился под пытками и не выдал воен­ной тайны.

Воинская честь

Любовь к Родине, верность во­инскому долгу неразделимы с воинской честью и достоинством. Обладать честью во все времена считалось необходимостью для людей, связан­ных с ратным делом. При всех остальных хороших слу­жебных качествах авторитет воина резко падал, если он своим действием или бездействием бросал тень на честь мундира.

Не мундир делает человека достойным, а человек должен быть достойным мундира. Эта мысль с самого начала утверждалась в русской армии, пронизывала все воинские законы и уставы Петра I. Так, в “Уставе ратных и пушечных дел” подчеркивалось, что “… лучше есть че­стно умерети, нежели с бесчестием жити…”. Чувство чес­ти, по мнению А.В. Суворова, было главной пружиной, двигавшей воинов на ратные дела.

Исстари считалось, что воинская честь — это главная добродетель солдата, она заставляет его быть требова­тельным к себе и своим поступкам. Так, один из военных писателей отмечал: “Честь — святыня… она высшее бла­го… честь — награда в счастье и утешение в горе. Честь закаляет мужество и облагораживает храбрость. Честь не знает ни тягостей, ни опасностей: делает лишения легкими и ведет к славным подвигам. Честь не терпит и не выно­сит никакого пятна”.

Честь Родины, своего полка, товарищей по оружию всегда была превыше всего для молодого бойца и много­опытного фронтовика. Во имя успеха боя, выполнения приказа российские воины преодолевали любые преграды и трудности. И чем труднее складывалась обстановка, тем ярче проявлялось стремление сохранить честь и достоин­ство. Например, гвардии рядовой Ю. Смирнов был распят фашистами на кресте, но сохранил воинскую честь, не запятнал своего имени предательством.

Не менее важно сохранять честь в мирной, буднич­ной армейской жизни. Для воина это означает быстро и качественно освоить технику и оружие, мастерски и без страха действовать в ходе учений, строго выполнять ус­тавные положения и законы, никогда и ни при каких ус­ловиях не отступать от нравственных норм, не нарушать воинскую дисциплину. Поэтому не зря в армии родилась поговорка: “Действуй по уставу, завоюешь честь и славу”. Отступление же от требований устава, от правил чести по малодушию, трусости, разгильдяйству или другим причи­нам ведет к моральным травмам или даже к нравственной смерти, которая для многих бывает страшнее физической.

В российской армии всегда презирались трусость, паникерство, предательство. Они осуждались также в на­роде и влекли за собой суровое наказание.

Честь российского солдата неотделима от его благо­родства по отношению к окружающим, в том числе к по­верженному противнику и населению побежденных стран. “Обывателя не обижай! Он тебя поит и кормит. Солдат — не разбойник”, — неоднократно подчеркивал А.В. Суворов. И авторитет суворовских солдат был ис­ключительно высок. Об этом свидетельствует такой исто­рический факт. После взятия Измаила (1790 г.) местные жители через некоторое время стали продавать суворов­ским солдатам продукты в долг, зная их честность и по­рядочность.

Ни российский, ни советский солдат никогда не по­зволяли себе тех бесчинств, актов вандализма и зверств, которые чинили на оккупированной территории хваленые солдаты Наполеона и немецко-фашистские варвары. Жи­тели европейских городов встречали наших воинов — освободителей с радостью и цветами, что являлось при­знанием их высоких моральных качеств и доверия.

И в недавнем прошлом, находясь в Афганистане, наши воины бережно относились к национальным тради­циям и обычаям, местного населения не допускали жестокостей и тактики “выжженной земли”. Более того, они помогали крестьянам убирать урожай, ремонтировать сельхозтехнику, строить дома, довольно часто делились продуктами и лекарствами с бедными жителями кишлаков и городов.

Примечателен в этом плане случай, о котором пове­дал на страницах газеты “Комсомольская правда” бывший “афганец”, назвавшийся просто Анатолием. Однажды, выбив из кишлака банду, его подразделение прочесывало дворы. В одном из них была обнаружена маленькая де­вочка, которая была крайне истощена и, чуть шевеля гу­бами, просила есть. А у Анатолия ничего не было, чтобы дать ей поесть. Он побежал к товарищам, нашел немного хлеба, горсть изюма и кинулся обратно. Но девочка была уже мертва. Анатолий считает, что если бы он дал хлеба сразу, как ее увидел, то она бы продержалась, не умерла. После случая с девочкой он стал брать с собой на ликви­дацию очередной банды, кроме запасов патронов, гранат, и кучи других тяжелых и нужных в бою вещей, еще и хлеб. И никогда его назад не привозил.

Вот так близко к сердцу воспринимает наш россий­ский солдат чужую беду и старается помочь при первой возможности. Известно множество случаев, когда воины рисковали жизнью, но не отступали от нравственных норм. Вот один из них.

…Грузовик с мирными афганцами был объят пламе­нем — подожгли душманы. На помощь попавшим в беду пришли российские воины. Из горящей кабины доноси­лись стоны. Машина могла взорваться в любую минуту, но это не остановило рядового А. Белова. Он бросился к кабине и вытащил из нее раненого водителя. Когда сол­дат оттащил его на безопасное расстояние, раздался взрыв.

Сейчас по-разному оцениваются в обществе и харак­тер этой войны, и ее последствия. Но никому не дано пе­речеркнуть отвагу и мужество наших воинов, достойно выполнивших на афганской земле свой воинский долг. Они и сегодня продолжают славные боевые традиции русского воинства, Советской Армии, постоянно демонст­рируя пламенный патриотизм, высокие морально-боевые и психологические качества.

Проходят годы и десятилетия. Одно поколение рос­сийских воинов сменяет другое. Меняются оружие и бое­вая техника, неизменными остаются любовь и предан­ность вооруженных защитников своему Отечеству, их верность воинскому долгу, честность и достоинство.